История вопроса: Одежда как политическое высказывание

История моды
1252

В 1969 году американская журналистка Кэрол Ханиш, опубликовала статью под названием «Личное - это политическое». Заметка, суть которой заключалась в том, что одежда, которую каждый носит, является отражением и прямой проекцией нашего внутреннего мира. Конечно, многие едва ли рассматривают предметы своего гардероба как набор неких социальных и уж тем более политических заявлений, однако отрицать тот факт, что люди веками используют одежду в качестве привлечения внимания к острым общественно-политическим проблемам бессмысленно. Так было и будет всегда. И если разобраться, это действительно отличный способ высказаться, не произнося ни слова.  Иногда секрет успеха кроется как раз в таком невербальном способе донесения своей точки зрения. 

Примечателен тот факт, что fashion индустрия в разные исторические периоды буквально изобиловала подобными политико-культурными посылами и символами. А развитие массовых коммуникаций, соцсетей и серийного производства сделало возможным донести негромкое высказывание отдельно взятой группы людей до миллионов людей. 

Тонкие талии, невероятные объемы и подчеркнутая линия груди - силуэт new look, казалось бы, сложно обвинить в какой-либо политической ангажированности. Однако Уэнсдей Мартин, антрополог, бывший профессор истории моды в Parsons и автор Wednesdaymartin.com настаивает на том, что больше политики, чем в диоровском «новом взгляде», пожалуй, ни в одном модном тренде не было. «New Look Диора, которым модные редакторы именуют силуэт с преувеличенно тонкой  талией, пышными  и зауженными юбками и жакетами с басками, появился спустя два года после окончания Второй Мировой войны далеко не случайно», - объясняет Мартин.  «После суровых лет ограничений, нормирования, шинелей и прочей военной униформы, в обществе вновь появился запрос на подчёркнутую сексуальность и женственность. Девушки вновь захотели выглядеть привлекательно. А мужчины и рады были показать им на их место. Они вернулись с фронтов и обнаружили, что «их» места заняты. В ход был запущен механизм «рефеминизации», - добавляет Мартин и намекает на  правило трех K, введенное в оборот в Германии во второй половине XIX века. Расшифровывается оно  просто - Kinder (ребенок), Kuche (кухня), Kirche (церковь). 

Совершенно иную «политическую» коннотацию  получили так называемые монокини. В 1964 году американский дизайнер Руди Гернрайх внес свою лепту в процесс, который впоследствии получит название «сексуальная революция». Он изобрел «монокини» - купальник без лифа с высокой посадкой  и ремешком через шею. Модель не прижилась, но осадок, что называется, остался. Все - от консервативного крыла Республиканцев в США до Коммунистической партии Советского Союза выступили с резкой критикой. «Монокини Гернрайха  раскрепостили женщин. Теперь они сами могли решать как  и насколько откровенно показывать свое тело», резюмирует Ким Дженкинс, профессор кафедры моды в Институте Пратта.  

Сегодня последовательницами идей Генрайха называют девушек, запустивших в инстаграме движение #freethenipple (#освободитесоски). Цель стара как мир - добиться равноправия с мужчинами.

Дашики - это рубашка-туника из разноцветного хлопка. Особенно она распространена в Западной Африке - здесь ее носят и мужчины, и женщины. В США и Европе о дашики узнали в 1960-х. В то время набирала обороты борьба чернокожего населения за  свои политические и экономические права. Обратив внимание на то, что обычные американцы носят туники и платья с узнаваемыми принтами в стиле «трайбл», активисты  Black Power обвинили их в культурной экспроприации национального наследия африканского континента.

Сторонники «Черных пантер», еще одного афроамериканского движения, в качестве протеста носили дашики с косухами, беретами и грубыми армейскими ботинками. Спустя несколько лет, когда страсти в обществе улеглись, этот элемент контркультуры утратил свою политическую окрашенность и превратился в один из трендов, которые нынче называют мейнстримом.

Куфия - еще один предмет одежды, своей популярностью обязанный политике. Исторически - это головной платок, который носят бедуины и фермеры в странах Арабского Востока. И вплоть до 1950-х годов ни о какой политике речи не шло.  Все изменилось, когда на авансцене борьбы за независимость Палестины  появился Ясир Арафат. Отныне обычный головной убор ассоциировался исключительно с этим лидером и его политическими идеями. Про-палестинские активисты, за неимением других ресурсов, носили куфии по случаю и без, в знак солидарности с борцами за независимость. 

Разумеется, маркетологи брендов масс-маркета не могли не взять на вооружение зарождающийся тренд и выпустили собственные вариации на тему. «В Topshop продавали куфии, которые покупала не только политически ангажированная молодежь, но и те, кто понятия не имел, что этот головной обор значит. Им нравился фасон вот и все», - объясняет Рейна Льюис, профессор культурологии Лондонского Колледжа Искусств и автор книги Muslim Fashion.

В Иране за появление на улице без хиджаба (головного платка) женщинам грозит тюремное заключение в 60 дней и 70 ударов плетьми. Мусульманкам в Западной Европе и Соединенных Штатах живется проще. Вот, к примеру, Масих Алинеджад, известная иранская журналистка, постоянно проживающая в Лондоне. В прошлом году она завела страницу  My Stealthy Freedom на Facebook и призвала женщин из мусульманского мира публиковать свои фотографии с непокрытой головой c хэштегом #mystealthyfreedom (#моятайнаясвобода). Только за первые пять дней существования страница набрала более 30 тысяч лайков, и с каждым днем их число лишь возрастает.

Профессор Льюис подчеркивает, что на Западе женщины, исповедующие ислам, совсем по-другому смотрят на хиджаб. «Для них возможность ходить с покрытой или непокрытой головой - это свобода выбора. Женщина сама решает, носить ей хиджаб или нет».

Коран разрешает женщинам быть с непокрытой головой только дома и только в присутствии мужа. «Поэтому желание мусульманок открыто демонстрировать части своего тела, которые по всем религиозным канонам должны быть закрыты, свидетельствует о том, что сегодня мы наблюдаем значительный прорыв в движении женщин за свое равноправие в Арабском мире», - подчеркивает Ким Дженкинс, автор готовящейся к выходу книги Fashion&Race. «Отказ от хиджаба говорит не только о том, что женщина хочет проявить свою волю, но и  том, что она осознает последствия, которые за этим действием последуют».

Дизайн — Жанна Травкина