Мехозамещение: наше будущее?

История моды
1885

Чрезмерное увлечение модными тенденциями не ведет ни к чему хорошему. Круэлла Де Виль - яркое тому доказательство. Помните, к чему привела ее одержимость  «шкурками»? Она, разумеется, преувеличение и скорее некий собирательный образ, но тем не менее.

Хорошо известен факт: старые привычки изжить очень сложно, они оседают на подкорке мозга и руководят нашими мыслями, решениями и поступками. Сегодня, как и пару десятилетий назад, натуральный мех -  соболя с характерной сединой, коричневая норка, королевский писец или бюджетный бобер - воспринимается большинством как неотъемлемый предмет роскоши, без которого каждой уважающей себя моднице не обойтись. В этом сезоне мех и вовсе одна из главных тенденций. В него одеваются буквально с головы до пят. К шубами и меховой отделке на рукавах и юбках мы уже привыкли, а вот подбитые мехом кроссовки, ботильоны и лоферы с меховыми задниками -  явление новое, хотя уже успевшее получить приставку «It». Это с одной стороны. С другой - все большее число потребителей (во всех ценовых сегментах) начинает задумываться о другой стороне вопроса - моральной и экологической. Искусственный мех и кожзам с каждым годом становятся все более популярным и модным материалом.

  

Stella McCartney - один из немногих брендов в сегменте luxury, который давно и последовательно следует главным принципам экомоды. Очередное подтверждение - коллекция сезона осень/зима 2015, пожалуй, один из самых наглядных тому примеров. Длинные мешковатые  пальто и шубы из косматого искусственного меха, каждое с соответствующей этикеткой «Fur Free Fur», модная публика встретила на ура.  Новостью показ, разумеется, не стал. Стелла Маккартни, креативный директор одноименного бренда,  уже довольно давно в своих коллекциях использует искусственную замшу и кожу. Но вот от использования меха дизайнер всячески уклонялась. «Я работала с искусственным мехом много лет назад», - объясняет она (имея ввиду свое сотрудничество  с Chloe, где Стелла несколько лет была креативным директором), - «И уже тогда я задавалась вопросом, насколько это уместно и вообще нужно. А сегодня искусственный мех смотрится настолько реалистично, что у меня появилось ощущение, что я буду таким образом продвигать натуральный мех. Именно поэтому вещи в моей коллекции снабжены этикеткой Fur Free, чтобы люди сразу понимали, что перед изделие из искусственного материала. Stella McCartney - модный Дом, который считает, что мех уже давно утратил актуальность. Вещи из него кажутся старомодными».

 

 

Изделия Ханны Вейланд, основательницы британского бренда Shrimps к таковым точно не относятся. Забавные шубы, шарфы и клатчи из выкрашенного во все цвета радуги искусственного меха уже успели полюбиться многим модникам по обе стороны Атлантики. «Я решила использовать искусственный мех в качестве единственного возможного материла по многим причинам. Это и мой личный вкус, и мое отношение к моде и та свобода творчества, которая открывается в работе с ним», - объясняет Вейланд, - «В процессе  я столкнулась с большим количеством сложностей. Ведь это только на первый взгляд кажется, что вещи из искусственного меха -  не продукт премиум-класса. К тому же, благодаря современным технологиям, можно добиться действительно высокого качества и тех же характеристик, какими обладает натуральный мех».

 

 

Джадд Крейн, директор отдела женской одежды и аксессуаров в британском универмаге Selfridges, придерживается того же мнения и считает, что вещи из искусственного меха могут с легкостью занять нишу в премиальном ценовом сегменте. «В наших магазинах уже 10 лет не продается натуральный мех. И мы очень заинтересованы в  альтернативах. Они есть, особенно в этом сезоне. Представленные вещи придутся по вкусу даже самому взыскательному клиенту», - утверждает он. «У нас есть и Stella McCartney, и Dries Van Noten. И, разумеется, Shrimps, одна из наших главных удач в этом году. Вещи этого бренда представлены в каждом из наших магазинов,» - резюмирует он.

  

При этом надо понимать, что производство искусственного меха, так же как и обработка экзотической кожи, вроде страусиной или змеиной, процесс довольно сложный, высокозатратный и далеко не «зеленый». В ход идет большое количество не разлагаемых химических веществ и вредных для здоровья продуктов распада. Правда, справедливости ради, отметим, что Стелла Маккартни и здесь вникла в суть вопроса -  обувь в ее коллекциях с биологически разлагаемыми подошвами.

Рейчел Коми, дизайнер и основательница Rachel Comey, угодила, что называется, и нашим, и вашим.  В своих коллекциях она использует мех животных, умерших естественной смертью. Чаще всего, это шерсть детенышей альпаки (ламы). «Мы сотрудничаем с кожевенным заводом в Перу. Отсюда шерсть и поставляют», - объясняет дизайнер, - «Альпаки обитают высоко в горах - более 3,5 тысяч километров над уровнем моря - и 15% смертей их детенышей происходит вследствие тяжелых климатических условий. Они  умирают в первые три месяца после рождения».  В данном случае, можно с уверенностью говорить о том, что нью-йоркский дизайнер напала на золотую жилу. Шесть альпаки высоко ценится во всем мире, а малые масштабы производства предполагают определенную эксклюзивность, что является главным требованием к вещам сегмента luxury.

 

 

 

Edun - еще один бренд, успешно поженивший экологию и моду. Основный в 2005 году Эли Хьюстон и ее супругом, вокалистом U2 Боно, он задумывался с целью поддержки развития торговли стран Африки. Эта заслуживающая уважения цель и сегодня является неотъемлемой частью ДНК бренда.  Даниэль Шерман, в прошлом дизайнер The Row и T by Alexander Wang, продолжает дело начатое прошлым креативным директором Edun, Шэрон Вушо. Использование натуральных и экологичных материалов лежит в основе деятельности бренда. В 2009 году контрольный пакет акций приобрела группа LVMH (главный конкурент Kering), но это не отразилось на политике бренда, последовательно завоевывающего себе место среди брендов премиум-класса.

Интересно, что в Великобритании использование и неиспользование натурального меха по-прежнему является предметом жарких споров. Глянцевый издания, в том числе Vogue, Elle и Harper's Bazaar предпочитают не лезть на рожон и не делают обложки с меховыми изделиями. В пользу этого решения говорят и опросы RSPCA, показывающие, что 95% населения Великобритании отказываются носить мех даже не смотря на его популярность на мировых подиумах. 

В прошлом году руководство Kering, холдинга, владеющего значительным числом брендов премиум-класса (и Stella McCartney в том числе) сделало громкое заявление. Его президент, Франсуа-Анри Пино, во время своей речи в Лондонском Колледже Моды рассказал о том, что Kering потратил много времени на то, чтобы пересмотреть стратегию компании в пользу более безопасной для природы техники обработки кожи. В частности, он рассказал о принятом решении использовать меньшее количество тяжелых металлов, известных своим негативным влиянием на окружающую среду. Подобного шага можно было ждать от самой Стеллы или от Вивьен Вествуд. Но для руководителя компании, в чьих руках находятся контрольные пакеты акций модных домов вроде Gucci, Bottega Veneta и Balenciaga, сделавших себе имя на производстве обуви и аксессуаров из искусно выделанной кожи, это действительно большой шаг. Еще примечательнее прозвучала его следующее предложение. Пино сообщил о том, что Kering готов поделиться со своими конкурентами всей имеющейся на данный момент информацией. Тем самым, подчеркнул он, концерн хочет не только на словах, но и на деле продемонстрировать свою решимость двигаться в этом направлении.

Что ж, изменения, как ни крути, всегда к лучшему (особенно, если играть в долгую), а ломка старых традиций всегда болезненна. И в данном случае суть дискуссии сводится  не к тому,  чтобы полностью отказаться от изделий из натурального меха, а к тому, чтобы бы выбор. А задача фэшн-индустрии, в сущности, заключается в том, что так хорошо сформулировала Диана Вриланд: «Fashion must be the most intoxicating release from the banality of the world» («Мода должна быть самым сильным противоядием от банальности мира»).

Дизайн — Жанна Травкина