Заметки на полях: куда уходят дизайнеры?

История моды
1642

Вопреки расхожему представлению о том, что модный бизнес - это сфера, далекая от реальной жизни - процессы, в нем происходящие, неотъемлемо связаны с социально-экономической ситуацией в отдельно взятой стране и в мире в целом. 

Этим летом компания Kering, владеющая брендом Balenciaga, объявила об уходе Александра Ванга с поста креативного директора Дома. Спустя пару месяцев стало известно, что новым руководителем Balenciaga станет грузинский дизайнер, основатель Vetements, Демна Гвасалия. Три недели назад Раф Симонс опубликовал заявление, в котором сообщил, что принял решение уйти с поста креативного директора Christian Dior. Спустя неделю пришла новость из Парижа - Альбер Эльбаз покинул Lanvin после 14 лет работы.

Любой редактор скажет вам, что если одно, два похожих явления можно назвать совпадением, то три подряд за меньше, чем полгода -  закономерность, тенденция, если говорить профессиональным языком.

В последние месяцы одной из самых популярных  тем стало обсуждение  так называемого синдрома эмоционального и профессионального выгорания. Мол, слишком высокий темп модной индустрии (бренды в год выпускают на рынок как минимум четыре коллекции) изматывает творчески и физически дизайнеров настолько, что после нескольких лет работы, они превращаются в «выжатые лимоны». От былой фантазии, креативности и блеска в глазах не остается буквально ничего. Главным в таких условиях становится вопрос: что будет дальше? Сможет ли индустрия поддерживать этот темп? Или неизбежно придется его снижать? И если да, то как подобное решение скажется на коммерческой составляющей вопроса? Как потребитель, для которого, собственно, все и делается, отреагирует на подобные изменения? Изменят ли клиенты свое отношение к модным дома с громкими именами? И каково оно сейчас?

  

Упомянутые перестановки в Balenciaga  и Christian Dior позволяют говорить об очевидной тенденции:  работа на крупной мультимиллионную компанию - не всегда благо. Да, это престижно, и доход хороший. Но подписывая подобный контракт, ты понимаешь, что ни одно твое решение не может считаться окончательным, без одобрения вышестоящего руководства, для которого финансовые показатели превыше всего. Когда Ванг и Симонс причиной своего ухода назвали желание сосредоточиться на собственных одноименных брендах, это никого не удивило. Первой ласточкой в этом движении стал уход в конце 2013 года Марка Джейкобса из Louis Vuitton. После 16 лет сотрудничества с французским брендом американский дизайнер принял решение  покинуть пост креативного директора. Причина та же: полностью посвятить себя развитию своего детища Marc Jacobs.  Сегодня, правда, многие в индустрии высказывают большие сомнения, подкреплённые фактами и цифрами, по поводу успешности марки,  но это уже другой вопрос.

  

Если задуматься, то сложившаяся ситуация вполне закономерна. До fashion бизнеса добрался давно существующий тренд: запуск стартапов. В других областях экономики, в частности, в сфере медиа и технологий, они уже давно существуют, на их реализацию собирают деньги предприниматели, а экономисты и аналитики пишут соответствующие статьи. Согласно недавно опубликованному отчету Kaufman Index of Entrepreneurial Activity c каждым годом все больше растет число молодых людей, строящих свой бизнес, свой маленький «свечной заводик», если угодно. В пользу этого свидетельствуют и маркетинговые исследования MetLife. Аналитики компании на основании полученных данных говорят о том, что сегодня кадровая устойчивость находится на небывало низком уровне. В переводе на простой язык это значит одно: молодое поколение сотрудников совершенно не заинтересовано  в том, чтобы работать на крупные корпорации. А если они и рассматривают их в качестве потенциального рабочего места, то только как временный плацдарм для дальнейшего развития: «узнаю, что да как изнутри, а потом сделаю сам и лучше». 

  

Вот почему о событиях, происходящих нынче в модной индустрии едва ли можно говорить как о неких «тектонических» сдвигах.  Ситуация, в которой дизайнер сам себе «начальник» очевидно представляется более привлекательной и располагающей к творчеству, чем работа на бренд даже с мировым именем.

 

Процессы, протекающие внутри модной индустрии, отлично согласуются с тем, что происходит «снаружи». Предпочтения потребителей меняются. «Раньше бренды премиум класса были про креативность», - объясняет Бернадетт Киссейн из Euromonitor Intrernational (британской компании стратегических рыночных исследований), - «А сегодня  они про бизнес. Все подчинено коммерции. Финансовые показатели - главное, на что ориентируются менеджеры корпораций».

Однако обеспеченные клиенты модных домов, то самое пресловутое поколение миллениалов (людей родившихся с 1980 - 2000гг.), в первую очередь ценит индивидуальность. Модные блоги, социальные сети, глянцевые и электронные издания пестрят бесконечными советами как «не быть как все». «Сегодня особенно востребованы те бренды, которые идут собственным путем, а не следуют проторенными тропами», - утверждает Годфри Дини, колумнист и модный обозреватель французской газеты Le Figaro, - «Посмотрите на ассортимент Moda Operandi, My Theresa или Yoox Avenue. Даже у них вы найдете с десяток брендов, отвечающих этому запросу рынка».

  

Что будет дальше пока не ясно. Однако очевидно одно - ставка не массовость и «одинаковость» не всегда будет выигрышной. Цена и качество - не единственные ингредиенты успеха. Дорого - не всегда значит стильно; а дешево - не обязательно растиражировано и «попсово».

 

Дизайн — Жанна Травкина