США и Куба: что для fashion индустрии значит возобновление отношений?

История моды
1729

«Флаг США впервые за 50 лет подняли над посольством на Кубе», - такими и им подобными заголовками в середине августа пестрели все ленты информационных агентств. Дальше следовали подробности: «Госсекретарь США Джон Керри официально открыл американское посольство в Гаване, не работавшее около 50 лет». Это событие стало ожидаемым продолжением принятого чуть ранее обоюдного решения двух стран о возобновлении дипломатических отношений. Впервые за почти полвека президент Соединённых Штатов Барак Обама и  президент Кубы Рауль Кастро сели за стол переговоров. А тем, надо сказать, накопилось немало.

Проблемы между странами начались еще в 1959 году, тогда, после прихода к власти Феделя Кастро, отношения  США и Кубы оказались практически сведены к нулю. В качестве медиатора выступала Швейцария. Что стало главным предметом спора? Вопреки расхожему мнению, политика, многочисленные нарушения прав человека и взаимные обвинения в шпионаже оказались вторичны. Точкой невозврата стали торгово-экономические трения, а точнее решение  нового президента Кубы ввести  огромные пошлины на ввозимую на остров американскую продукцию и нарастить торговый оборот с Советским Союзом. США, как и следовало ожидать, выразили недовольство и в качестве ответного шага ввели полное эмбарго на поставки Кубе любой продукции. Из-под санкций вывели только продукты питания и медикаменты.

Что значит для обывателя оттепель в американо-кубинских отношениях? Первое, что приходит в голову, это возобновление дипломатических контактов и, как следствие, смягчение экономических и туристических санкций. А вот о чем почти совсем не говорят, так о влиянии последних событий на модный бизнес. И, как довольно точно написала Ванесса Фридман в своей апрельской колонке для The New York Times, дело не только в том, что подобный дипломатический шаг вносит новый контекст в общественно-политическую жизнь страны (а fashion индустрия ее плоть от плоти). И даже не в том, что Вашингтон уже внес некоторые послабления в режим экономических санкций, что определенно скажется на экономике и торговом балансе. И, наконец, тот факт, что родители одного из кандидатов в президенты от Республиканской Партии, сенатора Марка Рубио некогда эмигрировали с Кубы, тоже не причем.

  

Что важно, так это то, какое влияние Куба оказывала и продолжает оказывать на дизайнеров и их творчество. А оно, надо сказать, очень велико. Особенно, если вспомнить последние данные переписи населения. На острове проживает 11,2 млн человек (для сравнения,  в одной только Москве аналогичный показатель равен 11, 92 млн). Однако не стоит думать, что речь идет о пресловутых гуайабера (рубашке с вышивкой и четырьмя карманами -  два на груди, на боках) или о тех самых рубашках с кубинскими воротниками, так популярными не только в бывшем Советском Союзе, но и в странах Западной Европы и США.

Да и картина «Уикенд в Гаване», снятая Карменом Мирандой в 1941 году и в какой-то степени оказавшая влияние на популяризацию кубинской культуры, здесь не причем.

 

«Я говорю о чем-то более абстрактном и визуально считываемом», продолжает рассуждать Ванесса Фридман, - «О цвете, влиянии кубинского климата и о том настроении, которое возникает в тот момент, когда речь заходит о Кубе».  Вот, к примеру, дизанейры Нарцисо Родригез, Изабель и Рубен Толедо и Алехандро Ингельмо (первые два, к слову, любимцы Мишель Обамы). Для них «запретный остров» давно и весьма успешно служит  неиссякаемым источником  вдохновения. Донателла Версаче тоже не отстает. Достаточно вспомнить показ мужской коллекции сезона весна/лето 2015.  Белые джинсы, декорированные золотыми пальмовыми листьями, имитирующие кружево вставки и песочно-розово-синяя цветовая палитра даже неискушенному в мире моды человеку, нет да напомнят характерные черты типичной архитектуры Гаваны.

 

Чуть раньше Трейси Риз на шоу сезона весна/лето 2014 представила нечто подобное, правда, тогда основу коллекции составили пышные юбки-солнце и узнаваемые тропические принты.

 

Сегодня часто вспоминают пресловутую фотосессию Harpers Bazaar 1998 года. Тогда модный дивизион во главе с Наоми Кэмбелл, Кейт Мосс (на тот момент за их плечами уже были суперуспешные рекламные кампании Calvin Klein и несколько показов уровня Versace) и Патриком Демаршелье в качестве фотографа отправились на Кубу снимать для майского номера очередную fashion историю под названием «Meet me in Havana». Этот шаг не укрылся от Департамента Казначейства США.  Через год глянцевое издание было оштрафовано на  31 тыс. долларов за нарушение туристического эмбарго (c 1966 года официально введён запрет на посещение Кубы  гражданами США).

  

Вот, что говорит Алехандро Ингельмо, основатель одноименного бренда Alejandro Ingelmo. Его бабушка владела крупнейшей на Кубе обувной фабрикой и была вынуждена бежать с «острова свободы» в Соединенные Штаты. «На Кубе практически отсутствует интернет, нет телевидения и игровых приставок. Глобализационные процессы, сформировавшие единообразную культуру от Токио до Сан-Тропе, ее не затронули вовсе. Здесь после прихода Кастро время остановилось. Атмосфера, культура, история - все то, что мы называемым «кубинским», все из той эпохи».

«Куба - страна лишений», - утверждает Ингельмо. Привлекательными такие места могут показаться тем, кому становится слишком тесно и скучно в своем развитом обществе. «Тогда люди начинают выдавать желаемое за действительное, наделяя закрытую от остального мира страну, выдуманными, несоответствующими действительности качествами», - делает вывод дизайнер.

  

Но все это имело значение до последних политических событий. Вплоть до середины 2015 года Куба была место скорее абстрактным, нежели реальной точкой на карте. Отсюда возникает вопрос: теперь, когда ситуация изменилась, какие перемены ждут модный бизнес? Ждет ли нас засилье «кубинских» мотивов, или все останется на прежнем уровне? «Поглотит ли фантазия реальность?», - задается вопросом Фридман.

 

Уже 4 месяца США и Куба живут в новой реальности. Ограничения на туризм были частично сняты, и глянцевые издания от Marie Claire до выпускаемого Net-a-Porter Porter Magazine в массовом порядке отправляют на Кубу своих редакторов, стилистов и приглашенных моделей.  Растущая популярность острова обусловлена не столько политическим решением, которое в данном случае, послужило лишь тизером, сколько той самой «законсервированностью» всех сфер жизни - от экономики и автопрома до моды и архитектуры. Легко представить обсуждение на редколлегиях подобных фотоссесий: «Те олдскульные шевроле и форды будут отлично смотреться на фоне этого Balmain».

  

Другой вопрос заключается в том, какой глянцевые издания видят Кубу? Планируют ли они выдавать старые, пятидесятилетней давности штампы, в качестве свежих и актуальных? Или попытаются понять, чем остров живет сегодня? Задача представляется, практически, нерешаемой. Но это, кажется, никакого не смущает. Вот и Лагерфельд, пообещавший, что новая круизная коллекция станет «кульминацией и отражением того влияния, которое  на него оказала  культура Кубы», планирует 3 мая будущего года провести на острове показ круизной коллекции Resort 2017.  Что будет, остается, только гадать.

 

 

Пока можно анализировать уже отснятое. К примеру, фотосессию, опубликованную в американском Marie Claire под заголовком «Havana Days». На одном из кадров литовская модель Гидра Дискускайте позирует в платье Gucci за 4900$. На заднем фоне - местный житель за рулем трехколесной повозки. На другом снимке - она же, в вечернем платье смотрит как-будто мимо камеры. За спиной девушки -  трущобы и мальчик-кубинец.

 

  

Фотосессия американского W Magazine, опубликованная в августовском номере журнала, называется просто: «Viva Cuba». Главные героини - модели латиномериканского происхождения, Джоан Смоллс и Адриана Лима, запечатлены с местными ребятами и без них в вещах из последних коллекций Louis Vuitton и Marc Jacobs.

 

 

Все бы нечего, но только подчеркнуто дорогая одежда премиальных брендов на фоне тотальной кубинской нищеты производит довольно ошеломительное впечатление. Уж слишком силен контраст. Разумеется, fashion бизнес не может, да и не должен заниматься восстановлением экономики чужой страны. Модная индустрия имеет свойство оставаться до известной степени индифферентной к такого рода вещам. Путеводители по самым красивым местам, романтичным отелям и чистым пляжам - пожалуйста. Главные маст-хэвы сезона, вдохновленные кубинскими мотивами - легко. Интереснее другое: как долго Куба будет привлекательным для фотосъемок местом? Ответ очевиден: с ростом востребованности этого направления среди обычных туристов будет снижаться его актуальность для fashion индустрии.

 

Дизайн — Жанна Травкина