Мир больше не будет прежним: что происходит в fashion индустрии сегодня?

История моды
1556

На прошлой неделе представители британского Burberry объявили о том, что начиная с сентября 2016 года (в это время как раз проходит Неделя моды в Лондоне) показы мужской и женской линий бренда будут объединены в два общих, которые будут проводится не чаще, чем два раза в год. А вещи из новых коллекций будут поступать в продажу сразу, после окончания шоу.  Пару дней спустя Том Форд подтвердил муссировавшиеся давно слухи о том, что показ коллекции сезона осень/зима 2016/17 в феврале не состоится. Вещи продемонстрируют модной общественности только в сентябре, тогда же, когда она будет доступна для покупки.

В чем причина столь кардинальных перемен? «Безразличие потребителей», вот в чем дело. По крайне мере, так говорят знатоки индустрии. В пользу этого утверждения они приводят данные опросов, свидетельствующие о том, что покупатели (то есть мы с вами) теряют интерес к вещам из новых коллекций еще до того момента, как те попадают в бутики и интернет-магазины. Не помогают ни глянцевые журналы, ни соответствующие digital ресурсы, кажется, окончательно превратившиеся в красочные и предсказуемые пресс-релизы. 

Большинству просто не интересно ждать по шесть месяцев, чтобы купить вещь, какой - бы ультрамодной она не была. А увеличение присутствия на рынке крупнейших масс-маркет брендов, чей производственный цикл исчисляется шестью неделями, едва ли способствует обратному. То есть ситуация выглядит следующим образом: допустим в сентябре хэдлайнеры в лице Chanel, Chloe, Burberry, Prada и пр. показывают свои коллекции сезона весна/лето 2016. В конце октября вещи, «вдохновленные» ими, уже красуются в витринах Zara. Рядовой потребитель, начитавшийся обзоров вышеупомянутого глянца, отправляется в магазин и скупает все, отвечающее «самым актуальным трендам» текущего/будущего сезона. Скупает и начинает активно носить. Дальше наступает февраль, и в физические и интернет-магазины поступают «новые» коллекции тех самых хэдлайнеров. Но человек уже три месяца как носит эти вещи. Для него они уже точно не «новые». Какая там актуальность.  Отсюда довольно снижение показателей продаж, как бы маркетологи не старались, нанимая модных блогеров и осваивая баснословные рекламные бюджеты. 

Вот почему ход Burberry представляется вполне обоснованным. Одно дело ждать несколько месяцев, другое дело заплатить те же деньги, что и раньше, но получить понравившуюся вещь прямиком с подиума.  На этом маркетологи и планируют играть. Пять минут назад в платье из новой коллекции шла по подиуму Линейси Монтеро, а сейчас ты фотографируешься в нем в примерочной в бутике на другом конце континента.  И не просто фотографируешься, а постишь снимок с соответствующей подписью и хэштегами в инстаграм. 

Prada, весна/лето 2016

Надо сказать, что Burberry и Tom Ford в своем стремлении обойти существующую ныне систему не одиноки. Другие модные дома уже пару сезонов как делают  поползновения в аналогичном направлении. К примеру, Celine. Свои межсезонные коллекции французский модный бренд презентует без помпы и медийного шума. На такие презентации приглашаются исключительно редакторы стратегических с точки зрения индустрии изданий, которым запрещается фотографировать какие-либо предметы коллекций. Визуальное сопровождение в виде лукбуков и пр. разрешено публиковать только после того, как одежда поступает в бутики.  У Balenciaga и Proenza Schlouler схема действия схожая. Лукбуки их коллекций мы увидим лишь в июне, тогда же, когда вещи из них можно будет приобрести.

Казалось бы все просто, и достаточно лишь поменять план действия, и система вновь заработает как прежде. Однако проблемы, с которым сегодня столкнулась модная индустрия, связаны не только с перенасыщенностью рынка, агрессивной маркетинговой политикой и пресыщенностью потребителей. Все громче звучит точка зрения, суть которой сводится к выводу: большинству просто ненужны 20 холодильников в одном доме. Даже, если они расписаны диковинными узорами, снабжены десятком дополнительных опций и расходуют электричества в три раза меньше, чем аналогичные модели предыдущего поколения.

Собственно, все это заставляет задуматься над тем, насколько результативными окажутся происходящие сегодня перемены. Решит ли изменение расписания показов  накопившиеся к этому дню проблемы? А их, к слову не мало. Многие бренды жалуются на падение и остановку роста продаж. И «усталость», как бы многим не хотелось, не экономический показатель, которым можно все объяснить. Чем можно? Девальвацией национальных валют - китайского юаня, бразильского реала и нашего рубля - по отношению к доллару и евро. Следствием этого стало не только снижение уровня жизни внутри вышеперечисленных стран. Сократился туризм, сократились расходы на пресловутый «шоппинг» в Европе. Кто от этого страдает? Обе стороны, и неизвестно, какая из них больше. Добавьте к этому рост террористической угрозы. Абстрагируемся от эмоциональной стороны вопроса и обратимся к цифрам: только за один, последовавший после терактов 13-го ноября месяц, бронирования во французскую столицу сократились на 9,3%. Имеет ли «усталость» какое-либо отношение к этому факту? Абсолютно никакого. В таких случаях принято говорить о звеньях известной цепи. Но мы пока подождем. Все-таки пациент пока скорее жив.

Дизайн — Жанна Травкина