Переполох в курятнике: роковое искушение обманутого

Книги
1623

Две женщины, две вполне «созревшие» девицы и три девочки-подростка изо всех сил борются за внимание чужака, волею случая попавшего в мирные стены уединенного пансиона. Так начинается безоговорочно феминистический триллер Софии Копполы, за который она получила премию Каннского кинофестиваля. «Обманутый» с Кидман , Данст , младшей Фаннинг и Фарреллом – адаптация южно-готического романа Томаса П. Куллинана, что позволяет нам поговорить о новом фильме Софии Копполы в рубрике «Книга vs экранизации».

В главной роли – Клинт Иствуд

Впервые мы сделаем исключение и ничего не скажем о самой книге. Увы, Куллинан – абсолютно не известный (в России) автор, мы попросту не нашли его романа. Знаем лишь, что «Обманутый» был издан на рубеже 1960-1970-х и явился одним из трех произведений писателя о Гражданской войне в США. В 1971-м книга получила первую адаптацию, в которой сыграл Клинт Иствуд. Того «Обманутого» поставил режиссер Дон Сигел, плодотворно сотрудничавший с Иствудом (более известна другая совместная работа актера и постановщика – «Грязный Гарри»). Сравнивать два фильма, оригинал и ремейк, в наши цели не входило, поэтому мы намеренно не обсуждаем ленту Сигела (хотя и намекаем: она более страстная).

Кадр фильма с Клинтом Иствудом

Премьера была в Каннах

В наши дни романом заинтересовалась София Коппола, сама написавшая сценарий ленты (которую ошибочно именуют «драмой/вестерном», ничего от вестерна в ней нет). Также картину нельзя назвать и эротическим триллером. Это, скорее, психологический триллер с легким (просто легчайшим!) намеком на эротику. Продюсировала ленту опять же Коппола вместе с братом Романом Копполой. Премьерный показ состоялся на фестивале в Каннах 24 мая 2017-го года. У нас кино показали спустя два месяца (27 июля) под вычурным названием «Роковое искушение». 

Съемочная группа фильма

Не было бы счастья… да разразилась буря

Капрал-наемник из армии конфедератов (северян, которые вот-вот выиграют Гражданскую войну) Джон Патрик МакБёрни тяжело ранен в ногу. Его, почти теряющего сознание, находит собирающая грибы пансионерка-южанка Эми. Благодаря ей он попадает в чистую постель одной из комнат школы. Отныне за Джоном будут ухаживать (не сдавать же его своим в таком виде, может не выжить в плену), а потом передумают и сделают уже не пленником, а гостем. Директриса пансиона Марта, под опекой которой осталось лишь пять учениц (остальные разъехались по домам), и учительница Эдвина будут учтивы к Джону, а старшая из девушек Алисия – откровенно флиртовать с ним. Не останутся в стороне и другие воспитанницы, стараясь завоевать расположение гостя. Но однажды все переменится. Перенасыщенность гормонами и вожделение, витающее в комнатах белоснежного особняка, перейдет разумные границы, и тогда грянет буря. 

У постели раненого Джона

Директриса-наседка с лицом Кидман

Роль Марты, сдержанной, слегка надменной, благородной и очень пекущейся о питомицах, сыграла Николь Кидман. Ее героиня не рада незваному гостю, но она христианка и поступит, как велит совесть. Кидман сыграла довольно хладнокровную особу: кажется, на нее совсем не действует обаяние Джона. Но какие страсти бушуют в душе мисс Марты, никому не ведомо. Порой из нее так и вылезает «наседка» (нерастраченный материнский инстинкт?). Хотя хозяйка пансиона и не прочь поговорить с незнакомцем по душам и выпить с ним бренди.

Надо сказать, у дамочки явно двойные стандарты: отказываясь повесить «пленника», она тут же говорит «нам нужен план» и соглашается на не менее зверское предложение одного из «ангелочков» пансиона.

Директриса Марта

Эдвина: надо было вцепиться в волосы

Учительница Эдвина Морроу больше всех увлечена врагом: ей все обрыдло в этом забытом богом месте, никакой личной жизни, да никакой жизни вообще. Поэтому, когда капрал говорит, что любит ее и хотел бы забрать с собой, Эдвина, вероятно, уже грезит о некоем подобии «брачной ночи», любовно перебирая кружево и рюшечки на ослепительно белой ночной сорочке. Язвительные СМИ не преминули сообщить: София Коппола, уже работавшая с Данст («Девственницы-самоубийцы», «Мария Антуанетта»), попросила актрису немного похудеть, на что та ответила отказом. Что ж, учительница из Данст получилась не такой уж молодой (и, скажем прямо, не совсем привлекательной), тогда как Джон уверял Эдвину в ее неземной красоте. Льстил. Или просто давно не видел женщин. В финале эта героиня очень удивила: ни слова против! Было бы интереснее, если бы она вцепилась кому-то из «товарок» в лицо. Или в волосы. Не подумайте, нас не привлекают женские драки. Просто так было бы справедливее и правдоподобнее. Чопорное безразличие не убедило.

Эдвина – Кирстен Данст

Эль Фаннинг с манерами продажной девицы

Эль Фаннинг тоже снималась у Копполы – в драме «Где-то». Как поделилась сама актриса, София давно ждала момента снять Эль в резко отрицательном образе (а не представить ту вновь невинной девочкой). И да, у Копполы вышло сделать из Фаннинг чертовку, которая то дует губы, то строит глазки, то стращает младших, чтобы не вставали у нее на пути, то враждебно зыркает на потенциальную соперницу Эдвину. Шлюховатая девица станет корнем всех бед. И зря критики утверждают, что Коппола сделала из пансионерок ангелов во плоти, а из героя Фаррелла – козла отпущения. Да эта Алисия выдает себя каждым жестом! Мы не думаем, что Марта была настолько слепа и поверила словам ученицы. Видимо, просто сработала «женская солидарность».

Алисия – Эль Фаннинг

… И другие обитательницы пансиона

Разочаровала Ангури Райс, вторая по старшинству среди обитательниц пансиона. Бледный образ, музыкантша Джейн показала лишь одну эмоцию: страх. Даже флиртовать, как прочие, с капралом не пыталась. И это та самая актриса, которая покорила нас в комедийном боевике «Славные парни» (дочь героя Райана Гослинга)! Впрочем, актрису винить не за что: таков сценарий.

Джейн – Ангури Райс

Любящая каждую тварь божью Эми (это она нашла раненого) подбирает выпавших из гнезда птенцов, ухаживает за пансионерской черепахой и проявляет настоящее, не напускное милосердие к Джону. За это он назвал Эми (Уна Лоуренс) своим лучшим другом в чуждых ему стенах. Однако та же самая Эми ни минуты не сомневаясь, выполняет просьбу Марты, причем делает все методично и безразлично. Странно. Кажется, девочка могла бы вступиться за «друга».

Эми – Уна Лоуренс

Больше всех (после Алисии с ее манерами полуэлитной проститутки) раздражала Мэри, крепенькая резвушка, сходу предложившая Джону молитвенник: «Вам надо исповедаться перед смертью». Что не помешало нахалке стащить серьги учительницы (надо же покрасоваться перед симпатичным дяденькой). Когда Эдвина резонно упрекает Мэри, та парирует: «Ну, все же сегодня принарядились!». И тут же начинает умасливать педагогиню совершенно лишними комплиментами: «О, как вы сегодня хороши, вы не надевали эту прекрасную брошь с Рождества!». Маленькая проныра и подлиза. Это ей в голову пришла блестящая мысль…Впрочем, не будем портить интригу. Роль Мэри сыграла Эддисон Рики.

Мэри – Эдисон Рики

Крыльев явно не хватало

А вот про пятую ученицу, Эмили, и сказать нечего, она бродила тенью на заднем плане и не уверены, сказала ли хоть слово. В первом фильме с Иствудом (и, предполагаем, в книге) в пансионе была еще  обитательница, темнокожая рабыня, прислуживающая девушкам. Коппола решила обойтись без служанки, «препоручив» всю работу воспитанницам (интересно, как они умудряются орудовать мотыгами на грядке с кукурузой и не запылить своих беленьких платьиц?). Это явный перегиб – видимо, режиссер хотела наглядно продемонстрировать, насколько женщины невиннее мужчин. Еще бы крылышки им нацепила!

Коппола на съемках

Дьявол в райском саду?

Фирменный стиль Софии Копполы: пастельные тона и свет, пробивающийся сквозь кроны деревьев, почти осязаемо сочащийся между ветками, – никуда не делся. Правда, к свету порой примешивались облачка дыма (напоминание, что недалеко идут бои). Стройный особняк с колоннадой в окружении подзапущенного, но милого сада, кажется Эдемом. А когда в нем появляется хромающий брюнет Джон (решил помочь девушкам в качестве садовника), просматривается явный намек: в райский сад проник сам дьявол. О, оставьте! Эти девицы сами кого хочешь живьем съедят, даже дьявола. «Пленный» никого насиловать не собирался, а если и появились в голове Джона фривольные мысли, то виноваты намеки, томные взгляды и поцелуй, коим Алисия наградила больного. Попав в такой «гарем» даже святой смутился бы.

Особняк – здесь располагается пансион

Не многие выдержали бы испытание «малинником»

Кстати, мы ничего не сказали о человеке, устроившем весь этот переполох в курятнике! Колин Фаррелл отлично вписался в предложенные обстоятельства и не переиграл в сценах ярости и истерики. Как мы уже сказали, в подобной обстановке трудно было устоять от соблазна. Поначалу Джон просто хотел спасти свою шкуру. Окрепнув, он увидел перспективы и возможность остаться – кому охота с больной ногой снова на передовую? Тем более, он упомянул, что прибыл из Дувра и пошел воевать за деньги, так что патриотизм и долг тут не при чем. 

Джон МакБёрни

Стоял лишь вопрос – в какой из постелей задержаться. Выгоднее было бы в директорской, но Марта укрощала свою плоть и не показывала явного расположения. Вероятно, Джону и правда понравилась Эдвина. Кто знает, сложись все иначе, может, и уехали бы они из этого «Эдема», населенного чертовками.

Капрал Джон и Алисия

Маски сорваны… Но скоро сюда придут конфедераты

Подводим черту. Столько услышав об этом фильме и находясь под «наградной» эйфорией (премия Канн за режиссуру, а сама Коппола – оскароносица за сценарий к «Трудностям перевода»), мы ожидали гораздо большего. Недаром при бюджете в 10 млн. долларов бокс-офис равен жалким 16,7 млн. И даже не говорите об элитарности и том, что некоторые фильмы не для мейнстрима!

Местами скучно. Местами неубедительно и даже безжизненно. Марта порой кажется роботом (с неподвижным и изменившимся после ботокса лицом Кидман). Эдвина не впечатляет. Алисия бесит нарочитой распутностью. Финал шокировал цинизмом. Каждый вечер истово молящиеся ханжи показали свои истинные лица. Ах да! Как такового и триллера-то было – раз-два и обчелся. Одну жуткую сцену оставили за кадром, другая миновала очень быстро. А что, мол, «саспенс» разлит в воздухе, не верьте. 

Ужин в пансионе

А ведь победа врагов уже не за горами. Кто знает, может, завтра в пансион заявятся разъяренные конфедераты (в армии были не только благородные офицеры, но и похотливая чернь). Когда пошли финальные титры, мстительно подумалось: чтобы вас всех изнасиловали янки! А потом желательно вздернули бы на этих «поэтических» ветвях в саду. Простите, госпожа Коппола, но такой виньеточно-кружевной феминизм нам совсем не по душе. 

Постер фильма

Дизайн — Жанна Травкина