Игра престолов: главные перестановки в модных домах

История моды
916

В последний год за событиями в fashion бизнесе стало следить особенно интересно. Еще пару лет назад модная индустрия представляла собой тихий омут, в котором, как оказалось, «черти» все-таки водятся. И происходящие в 2016-м году события лишь подбрасывают дров в то и дело вспыхивающие здесь и там информационные костры.  Милан, Париж, Нью-Йорк… ключевые перестановки в ведущих модных домах  напоминают настоящий сериал, пропуская пару серий которого сторонний наблюдатель моментально выпадает из контекста.

Сегодня медийное поле под завязку заполнено многочисленными сюжетными линиями, порой пересекающимися, порой идущими параллельным курсом. Мир трансформируется, и fashion сфера, как может, адаптируется к новым условиям. А главным  на повестке дня становится вопрос взаимосвязи модных домов с именами конкретных дизайнеров, которые в этих самых модных домах теперь особенно не задерживаются. Не менее важно и то, как мы, потребители, реагируем на карусель перестановок, охвативших ранее дремавшую индустрию fashion.

Небольшой раундап из случившихся в последние 20 месяцев событий. Расставания года: Раф Симонс покинул Christian Dior,  Александра Вэнга «попросили» из Balenciaga, Эди Слиман распрощался с Saint Laurent. “Браки” года: Maison Margiela нанимают Джона Гальяно; Gucci из собственной колоды вытаскивают джокер в лице Алессандро Микеле, Демна Гвасалия приходит в Balenciaga, Энтони Ваккарелло становится новым рулевом Saint Laurent, а Мария Грация Кьюри из Valentino оказывается первой женщиной дизайнером Christian Dior. И, наконец, самое свежее назначение: Раф Симонс занимает место Франциско Косты на посту креативного директора Calvin Klein. Моховик запущен, но в курсе ли клиенты?

Точно следуя еще одной народной мудрости – «новая метла по-новому метет» - Эди Слиман, в 2012 году пришедший на место Стефано Пилати в Yves Saint Laurent, немедленно начал преобразования. Сменил дизайн бутиков на черно-белый, избавился от имени основателя (вместо YSL на лейблах с тех пор лаконично значится Saint Laurent) и радикально пересмотрел эстетику французского бренда. Произошла настоящая революция в отдельно взятом модном доме. Благодаря своей пастве, которой Слиман обзавелся за годы работы в Dior Homme, прибыли обновленного Saint Laurent в кратчайшие сроки были удвоены. Вместо романтизма и довольно трепетного отношения Пилати к наследию Сен-Лорана,  пришли рваные колготки, кожаные мини и шелковые неглиже.  В первое время у постоянных клиентов Дома, надо думать, случился когнитивный диссонанс.

После стремительного успеха последовал стремительный уход в апреле 2016-го. Эдим Слиман ушел, а умелые маркетологи, удалив из Инстаграм все свидетельства его присутствия там, надежно закрыли дверь за бывшим революционером. Его отставка ознаменовала начало новой эры, в которой дизайнеры дольше 10 сезонов на одном месте не задерживаются. Модные дома вступили на зыбкую почву бифуркаций, подняв перед своими клиентами вопрос: девальвирует ли уход креативного директора ценность вещей, созданных в период его руководства брендом?

Клуб «меньше 10 сезонов» заполучил в свои члены не только Слимана. Минималист Раф Симонс, покинувший Christian Dior в конце 2015 года, поднял продажи CD на 34%, а спустя семь сезонов ушел, сославшись на желание развивать собственный бренд. Александр Вэнг в Balenciaga тоже не задержался: не прошло и четырех лет, как его заменили на чрезвычайно нынче популярного Демну Гвасалию из авангардного Vetements. 

Но все-таки выход на авансцену Алессандро Микеле остается самым важным событием последних нескольких лет. 

Валерия Наполеоне, авторитетный итальянский коллекционер и почетный байер Gucci, в интервью ELLE рассказывает о своих отношения с итальянским модным Домом: «… в последние годы он медленно умирал. Я, как настоящая итальянка, выросла с Gucci, чьи последовательная стагнация чрезвычайно разочаровывала. И то, что там сегодня делает Микеле – это второе рождение». Мнения, аналогичные этому, превалируют среди постоянных, даже самых лояльных бреду клиентов. 

Сара Ратсон, вице-президент Net-a-Porter, видит многообещающую динамичную связь между новым креативным директором Gucci и рынком. «Он – отличный пример того, как неизвестное широкой публике лицо может благодаря своему таланту превратить загибающийся бренд в один из самых востребованных в мире», - отзывается она о Микеле, четырнадцать лет занимавшимся в Gucci аксессуарами. Выросшему в недрах модного дома, в тени более успешных коллег, дизайнеру  удалось меньше, чем за  год вывести Gucci в топ самых прибыльных активов Kering (конгломерат владеет итальянским модным Домом).  Станет ли Энтони Ваккарелло следующим дарлинг мира fashion? Дебютный показ в октябре даст ответ на этот вопрос. 

Однако не все одним миром мазаны, и не для всех персоналия креативного директора играет определяющую роль. Вот, к примеру, мнение Сандры Виоланте, владелице бутика в Милане  и крупнейшего закупщика Net-a-Porter: «Я обожаю Рафа Симонса, но буду лояльна к Dior независимо от того, кто им будет управлять  - Гальяно, Симонс, Кьюри или кто-то еще. Некоторые бренды давно перешагнули имена и превратились в институты».

Дизайн — Жанна Травкина