Месть от кутюр: призрак ведьмы на холме

Книги
1030

С тех пор, как Лиам Хемсворт воссоединился с Майли Сайрус, его карьера движется ни шатко-ни валко, тогда как один его брат, Крис, продолжает разить врагов в образе Тора на большом экране, а другой, самый старший, Люк, засветился на малом, в фантастическом сериале «Мир Дикого запада». Сиквел «Дня независимости», в котором снялся Лиам, провалился, и до сих пор самым ярким пятном в фильмографии австралийца остаются «Голодные игры». 

А мы хотим вспомнить еще одну работу Хемсворта младшего – роль в трагикомедии «Месть от кутюр», получившей пять премий Австралийской киноакадемии и вышедшей в прокат на «родине» ровно 3 года назад. Это адаптация романа Розали Хэм, что позволило нам рассказать о ленте в постоянной рубрике «Книга vs экранизация».

Готический роман о нравах провинции

Собственно, «Месть от кутюр» – придумка наших прокатчиков, фильм на самом деле называется проще, «Портниха» (как и книга Хэм). Дебютное произведение австралийки вышло в 2000-ном году, Розали Хэм описывает его как «готический роман о провинциальных нравах». 

Книга «Портниха»

Еще до публикации автор сумела продать права на адаптацию, однако проект застопорился – до тех пор, пока за него не взялась продюсер Сью Маслин. Она выкупила права и наняла режиссера и сценаристку Джослин Мурхаус для того, чтобы, наконец, поставить фильм. Съемки прошли в Мельбурне и Виктории (Австралия) в конце 2014-го года, а премьера кино состоялась на фестивале в Торонто 14 сентября 2015-го. 

На съемках фильма «Портниха»

Такое женское кино

Получается, что это очень «женское» кино: автор первоисточника, продюсер, режиссер, художницы по костюмам (а костюмы в этом фильме играют почти первостепенную роль) – представительницы прекрасного пола. Да и центральный персонаж фильма – дама, 35-летняя Миртл «Тилли» Даннедж, приехавшая в родной городок Дунгатар, одиноко стоящий посреди австралийских пустынных песков. 

Возвращение героини фильма

Мы из Парижа, здрасьте!

Четверть века назад, в 1926-м, школьницу, которая была вечно шпыняемым изгоем, обвинили в убийстве местного подростка Стюарта. После этого правонарушительница была отобрана у матери-одиночки Молли и направлена в интернат. Миртл ничего не помнит о дне трагедии и хочет понять, виновна ли она, и что на самом деле случилось на школьном дворе. 

За время отсутствия Тилли в этом австралийском захолустье ничего не изменилось, разве что мать героини, похоже, окончательно спилась и свихнулась. Зато сама Миртл, волею судьбы в юности попавшая в Париж, стала первоклассной модисткой. Она отомстит обидчикам, а для начала соблазнит их роскошными нарядами, сшитыми портнихой на верной спутнице, машинке «Зингер».

Героиня фильма с матерью

С машинкой «Зингер» вместо винтовки

Вот так все и началось – эта история возмездия, которую режиссер охарактеризовала как «Непрощенный» Клинта Иствуда, только без оружия, но со швейной машинкой». Что ж, завязка была интригующей – посмотрите, как ловко Тилли расставила точки над i, метко посылая мячики для гольфа в стороны домов своих врагов! 

После приведения мамаши и ее загаженного дома в «чувство» и триумфального появления на футбольном матче, когда внимание игроков было приковано к потрясающему платью Миртл, мы предвкушали нечто захватывающее. 

Героиня играет в гольф

Вот это гадкий утенок!

Масла в огонь подлила невзрачная дочка лавочников Гертруда, однокашница Тилли, которую та пообещала приодеть. И приодела! Да так, что гадкий утенок (Сара Снук) мигом стал лебедушкой (простите за банальность, но тут даже другие, культовые, истории преображения, вроде «Служебного романа» и Сабрины», меркнут). Отныне у модистки нет отбоя от клиентов, а «следствие» продолжается.

Героиня Сары Снук скоро преобразится

От фарса – к античной трагедии?

Дальше, увы, нас ждало разочарование. Мы готовы были простить гротескное изображение всех (почти без исключения) жителей городишки (просто какое-то скопище уродливых душой и телом мерзавцев). Даже на странные эскапады местного сержанта полиции (он любит рядиться в женское и отлично – для провинциала – разбирается во французской моде) посмотрели сквозь пальцы. 

Однако сюжет сильно «заштормило», комический фарс превратился в драму (вполне можно было обойтись без двух нелепых смертей), а дальше перешел и вовсе в разряд пафосной античной трагедии, где Тилли предстала чуть не новой Медеей, впрочем, полностью оправданной в глазах зрителей. Такие зигзаги фильму явно не на пользу, и общее поначалу позитивное впечатление – от отличной задумки, превосходных ретро-костюмов и антуража – оказалось смазанным.

Постер фильма

Карикатура на карикатуре

И потом – ну почему все жители Дунгатара столь карикатурны? У Тилли могли быть и более «крепкие» антагонисты. А так – кучка бесцветных обывателей, работающих в лавке, местный ловелас с внешностью пожилого бухгалтера из советских сатирических комедий, горбатый старикашка-аптекарь, полукоматозная скорбящая мамаша погибшего отрока, змееподобная учительница, портниха, не обладающая ни малейшим вкусом (ее  вызвали, чтобы составить конкуренцию Тилли). Да просто плюнуть не в кого, и так все опущены ниже плинтуса!

Финал фильма

Нет, не Иствуд…

Ради чего все же стоит посмотреть «Месть от кутюр». Ради неоднократно упомянутых нами костюмов – браво, Мэрион Бойнс и Марго Уилсон, вы заслужили свои премии и номинации! И, конечно, ради той, на которой самые яркие из луков, смотрятся лучше всего – британки Кейт Уинслет. Мы не знаем, как англичанка попала в проект, где прочие исполнители – австралийцы, но она стала главным украшением фильма. Хотя ее героиня, столь решительно настроенная в прологе, не раз теряла боевой пыл: какой-то не цельный образ у сценаристов получился, нет, это вам не Клинт Иствуд в «Непрощенном», ни разу не Иствуд!

Кейт Уинслет – Тилли

Хемсворт: ах, Аполлон, ах, Аполлон!

Не думайте – мы не позабыли и того, с кого начали! Лиам Хемсворт, вернее, его персонаж, был лучом света в темном царстве Дунгатара. Тедди так хотел стать опорой Тилли! Да, сцена с раздеванием героя раздражала – просто стриптиз какой-то, а эта дикая реакция матери и дочки, они что, мужиков с голым торсом никогда не видели? 

Но персонаж вышел привлекательным во всех смыслах. Даже, невзирая на некий наив (после ночи, проведенной вместе с Миртл, Тедди говорит: «Теперь ты моя жена», как-то странно звучит, они далеко не романтично настроенные подростки, а «девушке» хорошо за 30). 

Лиам Хемсворт в роли Тедди

Молли: городская сумасшедшая

Джуди Дэвис получила приз австралийских киноакадемиков за лучшую женскую роль второго плана (плюс еще несколько наград), но, на наш вкус, местами она сильно переигрывала. Эта Молли то дочку не помнит и называет ее «тюремщицей», то резко прозревает и начинает помогать Тилли. Или это такое «развитие» персонажа? У Дэвис есть две номинации на «Оскар», а нам она очень понравилась в образе светской сплетницы-репортерши Хедды Хоппер в сериале «Вражда». Но тут, извините, наигрыш нет-нет, да и вылезает.

Джуди Дэвис – Молли

Уивинг, вспомнивший молодость

Еще один австралиец, получивший две премии (за лучшую мужскую роль второго плана), Хьюго Уивинг, похоже, вспомнил молодость – когда лихо отплясывал в женском откровенном наряде в драме «Приключения Присциллы, королевы пустыни». Только там он был актером из травести-шоу, а тут – полицейский из австралийской глубинки середины ХХ века, и шикарные шляпы и юбки? Какая-то натяжка. Хотя Уивинг с удовольствием «купался» в роли Горацио Фаррата, мы больше любим его эльфийского владыку и агента Смита из «Матрицы», даром что антагонист!

Хьюго Уивинг и Кейт Уинслет в фильме

Красота – это страшная сила!

При чем тут ведьма на холме, спросите вы? Просто дом Даннеджей стоит на возвышении и «смотрит» на городок, как бы противопоставлен ему. А местные кумушки называют мать и дочь ведьмами, говоря, что они прокляты. Но на самом деле нет тут никакой мистики, а фильм мы рекомендуем фанатам Кейт Уинслет, Лиама Хемсворта и, опять же, любителям шикарных ретро-костюмов! Красота – это страшная сила, права была Раневская!

Кадр фильма – городские сплетницы

Дизайн — Жанна Травкина