10 фильмов, вдохновивших Джордана Пила

Кино и сериалы
3760

Хоррор «Мы» Джордана Пила получился куда более страшным, чем его дебют «Прочь», успех второй ленты доказал: сценарист и режиссер – вовсе не «лорд на день», он настоящий гений, когда дело касается фильмов ужасов. Как утверждает сам Пил, у него были хорошие учителя! Например, Стэнли Крамер и его трагикомедия о трудностях межрасовых отношений с Кэтрин Хепберн и Сидни Пуатье. А вот еще 10 фильмов, вдохновивших Джордана Пила, все они – триллеры или ужастики. 

«Крик» Уэса Крэйвена

Пил как-то упомянул, что на его фильмы ужасов повлияли «более легкие, ироничные, комедийные решения» сценария «Крика» Уэса Крэйвена, а так же, как он касался хорроров в целом. Вот слова самого Джордана: «У него была эта постмодернистская ссылка, и, таким образом, он более реалистичен, чем обычный фильм ужасов, где нет никаких сведений о жанре. Я создал персонажа Рода, чтобы на экране был человек, выражающий мнение аудитории». Действительно, Род Уильямс, друг Криса (Дэниэл Калуя) из «Прочь», очень напоминает героя Джейми Кеннеди из «Крика».

Кадр фильма «Крик»

«Гремлины» Криса Коламбуса

Черная комедия/ужастик «Гремлины» может показаться странным и чужеродным в этом списке, ведь это забавная и пугающая предрождественская история, снятая Крисом Коламбусом. Однако Пил очень любит страшилку – с детства: «Это поразило меня, как на уровне ужасов, так и на веселом, развлекательном, уровне». В ленте «Прочь» Джордан Пил тоже сумел воссоздать этот баланс между страшным и смешным, хотя его трудно соблюсти, особенно, когда фильм нацелен на взрослую аудиторию. 

Кадр фильма «Гремлины»

«Кэндимен» Бернарда Роуза

Джордан Пил так любит ставший уже классикой мистический хоррор «Кэндимен», что даже работает над его ремейком. Этот ужастик с Тони Тоддом прекрасно сочетает расовые темы, пугающие образы, городские легенды. Пил объяснил связь между расовыми «трениями» и зловещей подоплекой фильма: «Сам Кэндимен был сыном бывшего раба, которого убили по расовым обвинениям, но мы видим происходящее глазами белой женщины». 

Кадр фильма «Кэндимен»

«Ребенок Розмари» Романа Полански

Фильм Романа Полански «Ребенок Розмари» часто входит в списки величайших хорроров, и для этого есть все основания. Первая работа европейского режиссера в Голливуде уравновешивает очень реальные проблемы феминизма, беременности, связанных с ней фобий, абортов с «ужасными» сюжетными линиями, такими как сатанинский культ, паранойя, преследование. «Одна из вещей в «Ребенке Розмари», – говорит Пил, – которая, действительно, поражает меня, это вопрос гендера – в том же смысле, что и вопрос расы в «Прочь». Оба фильма дали понять, что можно сделать инклюзивную историю, которой каждый может насладиться и ошеломиться». 

Кадр фильма «Ребенок Розмари»

«Челюсти» Стивена Спильберга

Фильм ужасов Стивена Спилберга «Челюсти» феноменален по многим причинам: затянувшиеся съемки, реальная опасность для группы, постоянно ломавшаяся механическая акула, и вместе с тем огромные сборы, успех, который открыл дорогу другим летним блокбастерам. «Самым прекрасным откровением в «Челюстях» было то, что воображение аудитории намного сильнее, чем то, что вы показываете. Это меняет взгляд на то, как надо снимать историю про монстра», – сказал Пил. «Прочь» также имеет дело с почти невидимым, но очень реальным монстром – расизмом.

Кадр фильма «Челюсти»

«Ночь живых мертвецов» Джорджа А. Ромеро

В интервью Variety Джордан Пил признался в любви к ужастику про зомби, снятому Ромеро: «Фильм «Прочь» берет на себя задачу исследовать расовый вопрос в Америке, чего не было в этом жанре со времен «Ночи живых мертвецов» 47 лет назад. Давно пора!». Джордж А. Ромеро представил «дорожную карту» для каждой истории о зомби на ближайшие полвека (и для простой истории о группе выживших, спрятавшихся на ферме). Ромеро использовал изолированное пространство, темы жизни и смерти, эклектичный набор персонажей (напомним: главный герой – афроамериканец, что очень смело для 1960-х годов), чтобы исследовать общество.

Кадр фильма «Ночь живых мертвецов»

«Молчание ягнят» Джонатана Демми

«Молчание ягнят» – это мастерски созданный триллер о серийном убийце, изобилующий всеми приемами жанра, с интересным развитием персонажей. Недаром у фильма пять «Оскаров». Напряженные конфронтационные сцены между Клариссой Старлинг (Джоди Фостер) и Ганнибалом Лектером (Энтони Хопкинс) оказали влияние на «Прочь». Джордан Пил пояснил эту связь: «Я хотел, чтобы Крис и зрители знали, что это была ловушка, что это была подстава, что ты не можешь позволить себя загипнотизировать, и ни один уважающий себя черный человек не будет в подобной ситуации, но даже в этом случае Мисси окажется на шаг впереди Криса и зрителей». 

Кадр фильма «Молчание ягнят»

«Хэллоуин» Джона Карпентера

Если обратить внимание на первые кадры «Прочь», то есть явная схожесть с «Хэллоуином». Сам Джордан Пил не возражает, говоря, что оригинальный малобюджетный фильм Джорджа Карпентера является для него визуальным ориентиром, «особенно в начальной сцене, где вырывается ужас из пригорода». Что и говорить, «Хэллоуин», прославивший Джейми Ли Кёртис, стал «лекалом» для всех современных слэшеров, особенно с персонажами-подростками, оказавшимися в ситуациях с захватывающим сочетанием секса и насилия. 

Кадр фильма «Хэллоуин»

«Мизери» Роба Райнера

Неудивительно, что Кэти Бэйтс получила «Оскар» за роль Энни Уилкс в «Мизери»! Дальнейшая фильмография актрисы лишь подтвердила ее огромный талант. Энни – одержимая фанатка, которая заставляет прикованного к постели беллетриста (Джеймс Каан) переписать последнюю книгу, потому что поклонницу не устроил финал. Пил не скупится на комплименты этому фильму (снятому по роману Стивена Кинга): «Экранизация «Мизери» – кино, где злодеем оказывается тот, которого и не подозреваешь вовсе, но от этого еще страшнее. В «Мы» самым невероятным злодеем (и самым страшным) являемся мы сами». 

Кадр фильма «Мизери»

«Сияние» Стэнли Кубрика

Спорную и сюрреалистическую адаптацию другого романа Кинга», «Сияние», осуществленную Стэнли Кубриком, Пил считает «величайшим влиянием на его работу, особенно, то, как постановщик использовал местоположение отеля «Оверлук», своего рода чудовища, идиллического и жуткого». Он подчеркивает, что самая сильная сторона фильма Кубрика – «тонкость, внимание к почти подсознательному уровню восприятия чего-то страшного». Освещение, кадрирование, монтаж, диалоги, музыка – все это создает зловещую атмосферу, и в результате получается ужастик-шедевр.

Кадр фильма «Сияние»

Дизайн — Жанна Травкина